Становление тринитарного мышления Р.Г.Баранцев

Традиционно в менеджменте управление происходит от частного к общему, когда из элементов складывается полная модель организации. Но с точки зрения синергетики целое не является суммой частей. В представленной ниже работе, речь идет о том, как от целого перейти к частному...

3546

3. Фундаментальность понятия целостности.

Очевидно, остановка в развитии объекта, конец жизни, умирание.

В процессе перестройки мышления на новую парадигму понятие целостности сражается с понятием полноты .

Стремление к полноте ­ вектор стратегии научного поиска в рамках прежней парадигмы. А целостная картина ­ всего лишь предварительный, приблизительный, эвристический этап, подлежащий преодолению на пути к полному знанию. Но что происходит при достижении полноты описания какого-либо.

…стремясь к целостности, надо отказываться от полноты.

Необходимо пересмотреть классические абстракции, ввести онтологический принцип неполноты бытия.

Полнота достигается фактически только на моделях.

..можно сказать, что целостность сохраняется, благодаря внешним связям в пространстве, времени и масштабе. Для существования таких каналов необходимы зазоры, связанные с принципом неопределённости-дополнительности-совместности.

В прежней парадигме понятие целостности трудно было признать научным. Наука требовала полной определённости, безусловной объективности и даже математической моделируемости. А тут появляется принцип неопределённости, вмешивается субъективный фактор и всегда остаётся нечто существенное за рамками модели.

Жизнь сильно мешала науке. Однако деваться некуда, и науке приходится отступать перед жизнью, допуская не вполне формализуемые понятия.

…и структура, и форма не обязаны быть абсолютно жёсткими. Их мягкость и гибкость должны быть соразмерны неопределённости целого.

Целостность существует лишь при динамическом балансе всех компонент системной триады. Чрезмерное усиление или ослабление отдельных компонент разрушает целое. Мягкость этой структуры позволяет сохранять единство целого при относительной свободе частей. Если соразмерность компонент начинает нарушаться и некоторые из них, так сказать, увядают, то в сильной триаде возможна регенерация ослабевших свойств, восстановление их через другие компоненты, так что, как в Святой Троице, каждая ипостась способна являть целое.

Наличие противоположных сторон, явлений, тенденций обычно вызывает желание установить, какая из них важнее, сильнее, фундаментальнее. Однако вопрос, на наш взгляд, следует ставить иначе. Если противоположности, несмотря на противоборство, продолжают уживаться, значит есть нечто, регулирующее их взаимодействие, обеспечивающее их сосуществование. Найти это третье, связующее звено ­ вот задача, достойная внимания, интереса, решения. Но искать его на той же оси между крайностями как некую “золотую середину”, оптимальное сочетание разных интересов ­ бесперспективно, ибо здесь нет критерия истинности, нет меры компромисса. Мерообразующий фактор надо искать в ином измерении. Так, материальное и идеальное совмещаются в человеке, обладающем эмоциями;равенство и свобода объединяются через братство;истина и добро обретают целостность благодаря красоте.

В гуманитарной сфере неопределённость повсеместна, субъективность неизбежна, полнота недостижима. Идеал полноты стал уступать место идеалу целостности .

Потребность в очеловечивании науки породила идею мягкой математики, которая всё более настойчиво стала проситься в парадигму. Появились многозначные логики, нечёткие множества, нестандартный анализ. Но, даже перейдя на вероятностный язык, они фактически уходили от существа проблемы, так как, оказавшись перед онтологической неточностью, описывать её стремились всё равно точно. Целостность оставалась неподвластной.

Должна существовать теорема Гёделя и в биологии, показывающая невозможность полного описания живых организмов в чисто генетических терминах»

…в своём стремлении к однозначной определённости, безусловной объективности, предельной полноте описания традиционная наука отрывалась от реальной жизни с её определённости.Раздвигая границы познания, человек не хочет терять определённость. Хлебнув хаоса, он спешит достроить дом своего бытия по интуиции. Всегда есть надежда, что этот рубеж ­ относительный, и человек в силах его преодолеть. Надо только нащупать аттрактор, влекущий в узкий коридор будущего. Прислушиваясь к будущему, конечный человек ведёт свободный диалог с бесконечным миром, выстраивая в мыслях его зыбкий облик. Рационалист предпочитает иметь дело со счётной бесконечностью, интуитивист полагает её континуальной, живой человек общается с бесконечностью асимптотической.