Становление тринитарного мышления Р.Г.Баранцев

Традиционно в менеджменте управление происходит от частного к общему, когда из элементов складывается полная модель организации. Но с точки зрения синергетики целое не является суммой частей. В представленной ниже работе, речь идет о том, как от целого перейти к частному...

3546

Стезя России

Размышления о судьбе России почти всегда начинаются с определения её места между Востоком и Западом. При этом переход из географического пространства в смысловое происходит без задержки на сомнения. В результате характеристики России выстраиваются путём линейной комбинации свойств Запада и Востока, и обсуждение сводится к безвыходности. Поймёт ли читатель, что эта обречённость ­свойство не русской культуры, а одномерной модели ?!

… если ни медиация (нейтральная зона), ни тотализация (слияние противоположностей), то остаётся «прямая интеракция и инверсия полюсов». История русской культуры при этом выглядит как «бесконечная серия вывертов и надрывов», а переход от бинарной модели к тернарной ­ как не уход с распутья, а его дальнейшее углубление и новое осознание его.

…стремления к целостности ­ в территории, в истории, в духе.

Процесс собирания, освоения, объединения не мог бы осуществиться без великого евразийское движение, оформившееся в 1921 году в эмиграции и возродившееся ныне в глобальном миросистемном контексте. Отвергая крайние позиции западников и славянофилов, евразийцы стремились противопоставить культурам Европы и Азии срединную евразийскую культуру. Современный же проект уповает на «социокультурное измерение, связанное с устойчивостью… духовности перед натиском одномерного технического разума»

Многомерный цивилизационный подход Н.Данилевского нашёл продолжение в трудах А.Тойнби и вновь ожил в модели С.Хантингтона, заявившего, что после окончания “холодной войны”не идеологические, политические или экономические факторы разделяют народы ­ их разделяют культурные факторы. При этом Россия рассматривается как стержневое государство одной из основных мировых цивилизаций, исторически идентифицируемое с православным христианством. Однако, проводя линию разлома между цивилизациями, Хантингтон опять приходит к дихотомии, в которую Россия никак не вписывается.

Научные исследования нуждались в понятийном аналоге образа и символа единства во множестве. Так появилось понятие соборности. «Это зерно русской идеи, центральное понятие русской философии, слово, не поддающееся переводу на другие языки…

«Добровольная взаимодополнительность ­ вот стержень различных определений соборности»

Русская идея имела целью объединить человечество в высокую общность, преобразовать в фактор космического развития.

Сорокин, Г.Флоровский.В истории России, начиная с Петра I, насчитывается пять попыток вестернизации

…красота-добро, надежда-любовь-вера, видим, что специфика России должна быть там, где душа, красота, любовь. Но ведь именно эти понятия всегда ассоциировались с российским менталитетом.

У В.Шубарта читаем: «Проблема Востока и Запада ­ это прежде всего вопрос души (с.23)… Только исходя из души, можно превозмочь силы раздробления… Русская душа наиболее всех склонна к жертвенному состоянию. Она стремится к всеобъемлющей целостности и к живому воплощению мысли о всечеловечестве… Россия есть родина души …

…перечисление цивилизаций, свойств национального характера, менталитетов ещё не является расширением сознания. Ибо даже упорядоченное (в пространстве, во времени, в масштабе) расположение в ряд остаётся одномерной структурой. Но в одномерном мире нет места синтезу. Для разрешения противоречий необходима мера, которая может появиться лишь при взгляде со стороны. Чтобы подняться по диалектической спирали развития, нужно сначала выйти в боковое измерение, обрести двумерный фундамент, задаваемый невырожденной тройкой опор одного уровня.

Признавая за Востоком доминанту интуицио, за Западом ­рацио,меру их совмещения очевидно следует искать в аспекте эмоцио. Не эту ли роль играет Россия в поддержании целостности триады Запад-Россия-Восток? Оглядываясь на классические триады тело-душа-дух, истина…

«Путь к свободе ведёт только через красоту», – утверждал ещё Ф.Шиллер. «Красота спасёт мир», – завещал Ф.Достоевский. «Но не красота сама по себе, – уточнил А.Гулыга, – а любовь.Любовь как космическое чувство. Для Достоевского (и других носителей русской идеи) мир спасается любовью, открывающей истину, творящей добро, формирующей красоту». А И.Ильин писал: «Русская идея есть идея сердца… Она утверждает, что главное в жизни есть любовь и что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа»

Вспоминая широко известные слова Ф.Тютчева «Умом Россию не понять… В Россию можно только верить», хочется теперь сказать, что прежде нужно Россию полюбить.«Нужно полюбить душу России и интимно узнать её, чтобы виден был русский сверхнационализм и русское бескорыстие», – писал Н.Бердяев

Различая гносеологию, аксиологию и онтологию, можно обратить внимание на аксиологический акцент русской философии. Для неё характерно не стремление к созданию завершённых систем, а нравственные искания и литературный стиль. Душу России сильнее всего выразили как раз писатели.

Православная религия опирается на соборность как сочетание единства и свободы, полагая, что в католицизме существует единство без свободы, а в протестантизме свобода существует без единства.

Эмоциональная доминанта российского менталитета объясняет непредсказуемость и противоречивость национальной истории. «Россию и русский народ можно охарактеризовать лишь противоречиями», – писал Н.Бердяев.

Не поддаваясь соблазну одноцветной простоты, хочется совместить полюса, но метания между любыми двумя крайностями создают лишь патовую ситуацию, если не выходить в многомерное пространство смыслов. Животное и божественное, телесное и духовное соединяются в человеке через душевное.